Джеймс Джонс. Отныне и вовек - изложение

Джеймс Джонс. Отныне и вовек - изложение

Главный герой повествования — рядовой Роберт Ли Пруит — родился и провел детство в горняцком поселке Гарлан, который в тридцатые годы стал известен по всей Америке благодаря забастовке шахтеров, безжалостно подавленной милицией. В этой забастовке был ранен и попал в кутузку отец героя, а дядю застрелили как «оказавшего сопротивление». Скоро погибла Джеймс Джонс. Отныне и вовек - изложение от туберкулеза и его мама. Поскитавшись по Америке и повидав виды, Пруит поступает в армию, которая с её дисциплиной, порядком, параграфами устава стала для него спасением от гражданки, где не очень послушливых янки тотчас вразумляли самым ожесточенным образом. Герой не случаем носит имя прославленного предводителя Штатской войны, главнокомандующего армией южан Роберта Джеймс Джонс. Отныне и вовек - изложение Ли, «офицера и джентльмена», проявившего личную отвагу, стратегический талант и беззаветную приверженность эталонам Юга — при всей их исторической обреченности. Герой Джонса стоек, храбр, привержен идее служения стране, как его известный тезка. И так же обречен. Армия, в какой решил спастись герой романа от дурного южноамериканского общества, в Джеймс Джонс. Отныне и вовек - изложение сути, не много чем отличается от гражданки. Служба в гарнизоне Скофилд на Гавайях со стороны могла бы показаться самым реальным раем, но курортный спектр только подчеркивает драматизм схватки Пруита с армейской машиной. Его борьба с волей других воспринимает нрав поочередного негативизма. Даровитый горнист, он воспринимает решение не брать в руки горн, ибо Джеймс Джонс. Отныне и вовек - изложение не вожделеет унижаться, чтоб получить теплое местечко полкового горниста. Способный боксер, он отрешается выступать на ринге, ибо во время тренировочного боя нанес собственному другу травму, в итоге чего тот ослеп. Но для армейского начальства спорт — хороший инструмент карьеры, и нежелание рядового Пруита выходить на ринг рассматривается как нечто Джеймс Джонс. Отныне и вовек - изложение очень близкое к измене. Так либо по другому конкретно этот отказ делает Пруита в очах начальства, и сначала капитана Хомса, подрывным элементом, «большевиком».

Посреди огромного количества очень ярких представителей скофилдского гарнизона выделяются рядовой Анджело Маджио и сержант Милт Тербер. 1-ый, как и Роберт Пруит, воспринимает в штыки мельчайшие Джеймс Джонс. Отныне и вовек - изложение посягательства на его «свободное я» и в итоге попадает в военную кутузку, славящуюся собственной непримиримостью к смутьянам. Сержант Тербер, напротив, ненавидя офицерство и как институт и как сумму определенных лиц, сопротивляется по-своему — безупречным познанием собственных обязательств и высочайшим профессионализмом, делающим его просто неподменным в роте. Вобщем, его месть Джеймс Джонс. Отныне и вовек - изложение начальству воспринимает и полностью определенные формы — он заводит роман с супругой собственного ротного командира Карен Хомс, которая не испытывает к собственному супругу ничего, не считая презрения, и только поддерживает видимость семейных отношений. Но ни Тербер, ни Карен не питают иллюзий насчет долговечности собственного романа, который все же угрожает Джеймс Джонс. Отныне и вовек - изложение вырасти рамки обыкновенной интрижки и перевоплотиться в огромную, всепоглощающую любовь. У Пруита также появляются немалые задачи на любовном фронте. Расставшись со собственной бывшей любовницей Вайолет, которая утомилась от неопределенности их отношений, он влюбляется в кросотку Альме из общественного дома миссис Кипфер. Вобщем, борьба с армейской машиной отбирает у Пруита очень много Джеймс Джонс. Отныне и вовек - изложение времени, чтоб на сто процентов отдаться стихии любви. Если для него неучастие в спортивных соревнованиях становится принципиальным принципом существования, показателем внутренней свободы, то и для его начальства настолько же принципно подчинить бунтаря собственной воле, внушить ужас и ему, и его товарищам по оружию. Посетивший гавайский гарнизон генерал Сэм Слейтер излагает Джеймс Джонс. Отныне и вовек - изложение свою теорию ужаса как организующей социальной силы. «В прошедшем, — гласит он, — ужас перед властью был всего только обратной негативной чертой положительного морального кодекса «честь, патриотизм, служба…». Но вот восторжествовал практицизм, наступила эпоха машин, и все поменялось. Машина лишила смысла… старенькый кодекс. Нереально вынудить человека добровольно приковать себя к машине Джеймс Джонс. Отныне и вовек - изложение, утверждая, что это дело его чести. Человек не дурачина. Таким макаром, от этого кодекса сохранилась сейчас только отрицательная его сторона, которая заполучила силу закона. Ужас перед властью, прошлый только побочным элементом, сейчас перевоплотился в базу, так как ничего другого не осталось». Эта формула, вобравшая в себя Джеймс Джонс. Отныне и вовек - изложение бессчетные рассуждения о свободе и принуждении, точно определяет сущность происходящего в романе. Действия развиваются по нарастающей. В итоге стычки с опьяненным сержантом Пруит попадает под военный суд и оказывается в той кутузке, где томится его друг Маджио. Тюремное начальство — это сборище отъявленных садистов, но в конечном счете тот режим Джеймс Джонс. Отныне и вовек - изложение есть только еще больше вместительный и приятный знак античеловеческого нрава военной машины, какой её лицезреет создатель.

Достаточно стремительно Пруит оказывается в именитом штрафном бараке номер два, где содержатся те, кого тюремные власти считают бесперспективными и исправлению не подлежащими. Это собственного рода элита, хранители извечно южноамериканского духа непослушания.

Вобщем, идиллия свободы Джеймс Джонс. Отныне и вовек - изложение в бараке особенного режима кончается стремительно. Анджело Маджио решает отчаянную попытку освободиться — он симулирует помешательство. Очередной столп «союза непокорных», Джек Маллой, совершает побег, при этом так успешно, что его не могут отыскать. Но третьему из друзей Пруита приходится несладко: он становится жертвой садистов-тюремщиков. Пруит дает клятву уничтожить его Джеймс Джонс. Отныне и вовек - изложение головного истязателя, сержанта Джадсона, и скоро после выхода на свободу производит загаданое. Но тот оказывает упрямое сопротивление и, до того как погибнуть, сам наносит тяжелое ножевое ранение Пруиту. Бедолага не может возвратиться в роту в таком виде и является к собственной знакомой Альме.

Однажды в городке он сталкивается Джеймс Джонс. Отныне и вовек - изложение с Тебером, который уговаривает его возвратиться, уверяя, что никто и не задумывается подозревать его в смерти Джадсона и самое ужасное, что ему грозит, — это еще два месяца кутузки. Но Пруит не готов заплатить такую стоимость за восстановление отношений с армией. Он заявляет, что в кутузку больше не возвратится. Ничего другого Джеймс Джонс. Отныне и вовек - изложение Тербер предложить ему не в состоянии, и их пути расползаются. Наступает седьмое декабря 1941 г., когда японские ВВС нанесли массированный удар по американской военной базе на Гавайях. К стыду собственному, Пруит обнаруживает, что во время этого налета, обернувшегося смертью тыщ его товарищей по оружию, он умиротворенно спал у собственной подруги Альмы Джеймс Джонс. Отныне и вовек - изложение. Он решает попытку разыскать собственных, но встреча с военным патрулем оказывается роковой. Понимая, чем может обернуться арест, Пруит пробует спастись бегством, но автоматная очередь прерывает его мятежную жизнь.

Милт Тербер становится офицером, а Карен Хомс, совсем убедившись в бессмысленности совместной жизни с супругом, конфискует отпрыска и ворачивается в Джеймс Джонс. Отныне и вовек - изложение Америку. На корабле она знакомится с юный и прекрасной дамой, которая также ворачивается в Америку. По её словам, при налете у нее умер тут жених. Она ведает о том, как он пробовал под бомбежкой увести самолет в укрытие, но прямое попадание положило конец его геройским усилиям. Когда дама Джеймс Джонс. Отныне и вовек - изложение именует имя героя-жениха — Роберт Ли Пруит, Карен соображает, что все это незапятанной воды вымысел и что перед ней путана Альма Шмидт. Отпрыск Карен, грезящий о военной карьере, спрашивает мама, правда ли, что война эта кончится до того, как он выучится на офицера и сумеет тоже принять в ней роль. Лицезрев Джеймс Джонс. Отныне и вовек - изложение огорчение на лице отпрыска после её слов о том, что он навряд ли успеет показать себя на этой войне, она не без драматичности убеждает его, что если он запоздает на эту, то зато полностью может принять роль в последующей. «Правда?» — спросил он с надеждой.



dvuhvalcevievibrokatki-ntc.html
dvukrilie-doklad.html
dvum-rajonam-ustroili-blekaut-informacionnoe-agentstvo-baltijskoe-informacionnoe-agentstvo-14022011.html