Джайнизм: легенды и история 8 глава

Джайнизм: легенды и история 8 глава

Более непосредственно найти смысловую установку пуран никак не просто. Это связано не только лишь с неоднозначным нравом отдельных текстов либо групп текстов, да и с гетерогенностью их содержания: тут излагаются концепции и идеи разных течений индуизма, разных, а нередко и обратных религиозно-философских и философских систем. Вкупе с тем схожее обилие делает Джайнизм: легенды и история 8 глава эти сборники монументом воистину уникальным, позволяющим составить достаточно полную картину духовной жизни Индии I тысячелетия.

Согласно традиции, главных сборников насчитывается, как отмечалось, 18. Выбор такового числа мог быть и случайным, но само представление о 18 сочинениях всходит к преждевременному времени и зафиксировано в эпосе. Напомним, что «Махабхарата» состоит Джайнизм: легенды и история 8 глава конкретно из 18-ти книжек.

Система изложения в пуранах почти во всем припоминает эпическое произведение. Составителем их также считается Вьяса, рассказчиком выступает обычно Ломахаршана, который называется сутой, т. е. королевским сказителем либо певцом-панегиристом, и относится к варне кшатриев. В ряде пуран такая роль отводится другому суте — отпрыску Ломахаршаны, Уграшравасу. И в Джайнизм: легенды и история 8 глава «Курмапуране» сохранилось сообщение, что устное выполнение пуран являлось некогда монополией сказителей-сут. Это позволяет исследователям заключить, что истоки традиции пуран (невзирая на то что в дошедшем до нас виде эти тексты отражают приемущественно брахманские ценностные установки), так же как и эпоса, лежат в небрахманской, кшатрийской, либо, по другому говоря, народной Джайнизм: легенды и история 8 глава среде.

Древнейшее упоминание о жанре пурана («древнее предание»), находящееся в «Атхарваведе», ставит его в один ряд с жанром итихаса, также с гатха («песнями») и нарашанси («панегириками»). В поздневедийских сочинениях, в особенности в брахманах и упанишадах, нередко встречается сложное слово «итихаса-пурана», что, непременно, показывает на близость начальных форм Джайнизм: легенды и история 8 глава эпоса и пуран. В «Махабхарате» различные вводные сказания, как мифологического, так и квазиисторического содержания, определяются то термином «пурана», то термином «итихаса». Узнаваемый индийский ученый Р. Н. Дандекар, сопоставляя данные ведийской и эпико-пуранической литературы, сделал вывод, что итихаса и пурана являлись 2-мя ветвями единой кшатрийской (либо народной) устно-поэтической Джайнизм: легенды и история 8 глава традиции, которую он называл «традицией сут», противопоставляя ее ведийско-жреческой «традиции мантр». Развивая идеи Р. Н. Дандекара, П. Д. Сахаров пишет, но, что «наличие уже в ведийскую эру отдельных определений „итихаса“ и „пурана“, возможно, свидетельствует о том, что уже тогда наметились два хороших друг от друга русла единой Джайнизм: легенды и история 8 глава сказительской традиции: одному было характерно большее тяготение к эпическому жанру, и центральной его темой стала Величавая битва Бхаратов, в то время как другое сконцентрировало внимание на теогонии, космогонии и истории знаменитых династий». К этому можно добавить, что сказители эпоса часто перемежали повествование соответствующими для пуран космогоническими и иными Джайнизм: легенды и история 8 глава легендами, а сказители пуран (сначало те же самые суты) способны были развернуть сжатую генеалогию, знаменитых династий в эпическое, обширное повествование о деяниях старых царей.

Принципиально отметить, что начальная «пурана» (и итихаса) была исключительно в устно-поэтической традиции. Сказания не имели фиксированного текста, точь-в-точь как, к примеру, в традиции Джайнизм: легенды и история 8 глава индийской традиционной музыки момент сотворения произведения всегда совпадал с моментом его выполнения средством импровизации на базе данного набора стереотипов. В итоге тексты сказаний были вариативными, «текучими», по выражению В. С. Суктханкара и Р. Н. Дандекара, всегда оставались открытыми для восприятия различных новшеств и в языке, и в области идеологии.

Равномерно выполнение Джайнизм: легенды и история 8 глава эпоса и пуран перебежало от народных сказителей — сут к сказителям-брахманам. Когда, где и каким образом совершился этот переход — вопрос пока дальний от решения. Было высказано предположение, что народная эпико-пураническая традиция была усвоена и применена определенными группами брахманов, которые контролировали места паломничества и были заинтересованы в том, чтоб Джайнизм: легенды и история 8 глава привязать пользующиеся популярностью в народе сказания к местным святыням и тем прирастить приток верующих и свои доходы от пожертвований и плат. ы за ритуальные услуги. (Заметим, что и в эпосе, и в пуранах принципиальным элементом содержания является восхваление тех либо других святых мест с перечислением «духовных плодов», которые Джайнизм: легенды и история 8 глава обретаются благодаря паломничеству к ним, и с советами щедро одаривать там брахманов; в то же время в местах паломничества — тиртхах есть огромное количество «священных достопримечательностей», связанных с именами героев эпических и пуранических сказаний.) Переход традиции выполнения под контроль брахманов сопровождался, очевидно, значимой «брахманизацией» содержания эпоса и пуран Джайнизм: легенды и история 8 глава, что проявилось и в трактовке легенд, и в приведении сюжетов в соответствие с мыслями брахманской ортодоксии, и в насыщении повествования прославлениями жречества и указаниями на его привилегии в обществе. В итоге поменялось и отношение к итихаса-пуране: если ранешние ведийские тексты только жадно упоминали об этом чуждом им культурном явлении Джайнизм: легенды и история 8 глава, то уже «Чхандогья-упанишада» именует ее «пятой ведой», так же называется в поздних собственных разделах «Махабхарата», в брахманах пурана неоднократно характеризуется как веда (пуранаведа).

Обозначенный переход отразился в излагаемой в ряде сборников легенде о том, что Ломахаршана, получив от собственного учителя Вьясы священный текст, поделил его потом на 6 частей Джайнизм: легенды и история 8 глава для собственных учениковбрахманов. В отдельных версиях упоминаются трое из их: Кашьяпа, Саварни и Шамсапаяна, при этом каждому принадлежит свой сборник, который они именуют самхитой. Они все выступают тут не столько учениками, сколько составителями, равноправными с Ломахаршаной, коему тоже приписывается самхита. Эти четыре сборника числятся основными и провозглашаются древним источником всех пуранических Джайнизм: легенды и история 8 глава произведений. Именование пураны «самхитой» (обычное обозначение канонических ведийских сборников) и «пятой ведой» значит, непременно, что она сейчас наделяется практически настолько же высочайшим статусом сакрального авторитета, что и четыре античные веды. Но понятие «пятая веда» несет и очередной смысловой колер — дополнительная «веда для народа», слушание и исследование которой допустимо Джайнизм: легенды и история 8 глава в отличие от 4 вед не только лишь «дваждырожденным», но представителям всех варн, также дамам. Это понятие подразумевает проповедование центральных положений ведийско-индуистской доктрины в обычных народным пассам формах эпйко-пуранического повествования.

Параллельно процессу брахманизации содержания пураны протекал, разумеется, процесс перехода от импровизационного выполнения к выполнению по памяти, а Джайнизм: легенды и история 8 глава с течением времени и к письменной фиксации текстов в виде пуранических сводов, либо сборников.

Более ранешным, а означает, и более знатным в индуистской традиции считается список сборников, приводимый в «Матсьяпуране». Тексты размещены тут в таком порядке: «Брахма-пурана», «Падма», «Вишну», «Ваю», «Бхагавата», «Нарадия», «Маркандея», «Агни», «Бхавишья», «Брахмавайварта», «Линга», «Вараха», «Сканда Джайнизм: легенды и история 8 глава», «Вамана», «Курма», «Матсья», «Гаруда» и «Брахманда-пурана». Последовательность перечисления — чисто обычная и не связана с относительной хронологией сборников; к тому же отдельные из упомянутых тут текстов, если судить по «Матсья-пуране», не совпадают с теми, которые известны в текущее время под теми же наименованиями, и являются, таким макаром Джайнизм: легенды и история 8 глава, более ранешними сочинениями, дошедшими до наших дней в модифицированном виде.

Естественно, предпринимались пробы и по другому перегруппировать сборники. Самая значимая из схожих попыток представлена в «Падма-пуране». Тут тексты разбиты на три группы, любая из которых соотнесена с одним из 3-х главных свойств (гун) бытия: тамасом, раджасом и еаттвой. При Джайнизм: легенды и история 8 глава этом 1-ый выступает как атрибут Шивы, 2-ой — Кришны (поточнее, Кришны-ребенка) и 3-ий — Вишну. Вобщем, это совсем не значит, что сборники, сопряженные с Шивой, непременно шиваитские, а саттвические — вишнуитские. Более того, для ряда сочинений такая соотнесенность остается условной, ибо по числу тех либо других мифологических сюжетов и по Джайнизм: легенды и история 8 глава нраву адресуемых божествам эпитетов это смесь вишнуизма и шиваизма.

Определенное содержательное единство пуранических текстов традиция отразила в термине панча-лакшана (5 признаков), обхватывающем главные темы пуранической литературы. Эти 5 признаков обычно приводятся в определенном порядке: 1) сарга (творение) — рассказ о происхождении и становлении мира; 2) пратисарга (повторное творение) — повествование о циклически циклическом Джайнизм: легенды и история 8 глава разрушении мира и новеньком творении; 3) вамша (генеалогия) — родословные богов, сверхъестественных созданий, мудрецов и царей; 4) манвантара (галлактический цикл, связанный с Ману) — перечисление ряда шагов в существовании мира, в каждом из которых прародителем всего живого выступает один из Ману, т. е. то либо другое воплощение персонифицированного галлактического прародителя; 5) вамша-анучарита (история родов Джайнизм: легенды и история 8 глава) — история знаменитых правящих династий старой Индии — «Солнечной» и «Лунной», также их потомков и пророчества, касающиеся царей и правителей грядущего (в разделе есть огромное количество сведений о реальных исторических событиях).

Содержание пуранических сводов в том виде, в каком они дошли до нас, очевидно не укладывается в рамки 5 признаков; оно Джайнизм: легенды и история 8 глава существенно обширнее. Броско, что эти признаки в целом соответствуют реконструируемому содержанию «первоначальной пураны» (космогония, теогония, знаменитая история и генеалогия). С течением времени сами рамки были в значимой мере размыты в итоге инкорпорирования материала, не связанного конкретно с пятью признаками. Традиция, но, попрежнему использовала термин «панча-лакшана», которым определялось, по-видимому, то Джайнизм: легенды и история 8 глава, что сами индийцы считали более принципиальным в пуранах (такое представление отыскало закрепление в словаре Амары, VI в.), но это никак не исчерпывало их содержания, а в ряде сочинений вообщем оказывалось оттесненным на 2-ой план. Трудности, рассматриваемые в пуранических текстах, так многочисленны и разнородны, что очень тяжело охарактеризовать Джайнизм: легенды и история 8 глава их в целом. Поточнее всего было бы сказать, что пураны — энциклопедическое описание разных сторон индийской реальности, зафиксированных с позиции принципов индуизма. В этом смысле 5 признаков показывают санкционированную религией систему представлений о диахроническом движении мира, начиная с космогонических легенд и кончая фактами реальной истории периода, предшествовавшего оформлению сборников.

Не считая того, подробнейшим Джайнизм: легенды и история 8 глава образом перечисляются деяния разных божеств (сначала Вишну, Шивы и Дурги), составляющие некоего рода теологию индуизма, при этом из текстов выявляются расхождения меж теми либо другими направлениями индийской религии, имеются сведения и о соперничестве меж ними. Широкий раздел заполнен предписаниями, которые касаются обрядовой практики, детально регламентирующей поведение верующего Джайнизм: легенды и история 8 глава. Тут говорится о кастовом делении общества, точнее, об «обязанностях вари и ашрам» — о правилах и запретах, сопряженных с этим делением, о стадиях жизни человека, предуказывающих его поведение зависимо от возраста (согласно индуизму, людская жизнь распадается на четыре стадии — ашрамьи.

С обрядом, с одной стороны, и с соперничеством меж сектами — с Джайнизм: легенды и история 8 глава другой, связан последующий большой раздел: описание и прославление святых мест — храмов, мест омовения и т. д. — и наград, получаемых теми, кто совершает к ним паломничество.

В конце концов, пураны включают материал о разных областях познания (наука тут, естественно, неотделима от мифологии), к примеру астрономии, географии, философии, медицине, поэтике Джайнизм: легенды и история 8 глава, архитектуре, живописи, теории музыки. Тексты позволяют установить воздействие отдельных религиозно-философских систем, сначала санкхьи и веданты, на индуистскую теологию и народные верования; бесспорный энтузиазм; представляют как элементы соперничества этих 2-ух учений, так и пробы примирить их в некоем эклектическом синтезе.

К какой бы среде и к сколь бы глубочайшей древности ни Джайнизм: легенды и история 8 глава всходила традиция пуран, в известном нам виде они, о чем уже говорилось, точно отражают ценностные установки, пропагандировавшиеся брахманской варкой, и доктринальные положения индуизма. Типологически мифология пуран существенно отличается от ведийских представлений, как и от народной мифологии эры вед. Отличия эти при помощи ряда пограничных моментов в поздневедийской литературе и Джайнизм: легенды и история 8 глава «Махабхарате» могут быть просто объяснены значимым временным разрывом меж ведийской и пуранической стадиями развития индийской культуры. О наличии такового хронологического разрыва свидетельствует исследование пуран в разных качествах: имеющиеся тексты по языку и присутствующим в их намекам на исторические действия не могут быть отнесены к периоду ранее начала нашей эпохи.

Тогда Джайнизм: легенды и история 8 глава, нужно считать, появились 1-ые письменные пураны, но нет колебаний, что потом в процессе нескончаемых редактирований, добавлений и подмен эти сборники перетерпели очень значительные конфигурации. Письменные пураны, по-видимому, в известной мере унаследовали от собственных устно-поэтических праформ «текучесть», непостоянность текста. В их самих отражена идея об их «открытости» идейным Джайнизм: легенды и история 8 глава и другим инновациям. Показательна легенда, согласно которой каждый раз, когда пурана перестает быть применимой для людей, сам Вишну воспринимает вид Вьясы и открывает миру новейшую версию священного текста: «После появления всех шастр появились пураны. Когда же я (речь ведется от имени Матсьи — аватары Вишну. — Г. Б.-Л Джайнизм: легенды и история 8 глава.) вижу вызванное временем неприятие пураны, то сам, обретя вид Вьясы, собираю [ее вновь] в каждую югу».

Широкая проблематика этих сочинений вызывает вопрос об их многофункциональном предназначении и месте в индийской религии и культуре. Зародившись сначала нашей эпохи и получив развитие к концу I тысячелетия, пуранический комплекс стал оказывать приметное и многостороннее Джайнизм: легенды и история 8 глава воздействие на духовную жизнь общества. Это, в свою очередь, вдохновляло к включению новых отрывков и дополнений, призванных приблизить тексты к ежедневным нуждам людей, сначала к религиозной жизни и деятельности отдельных сект. Логично, что при общем, подтверждаемом этимологией наименования представлении о пуранах как о сочинениях, связанных с Джайнизм: легенды и история 8 глава ранешней историей, в их, в особенности в разделе о храмах и местах поломничества, отдельные из которых заполучили известность уже в позднейшее время, появились интерполяции не только лишь XII–XIII, но даже XV–XVI вв.

Воздействие пуранической традиции оказалось так сильным, что она пронизала собой весь поздний индуизм и даже сделала Джайнизм: легенды и история 8 глава положение, при котором более древнейшие слои религии, сохранившие авторитетность для живого культа, стали восприниматься приемущественно через призму их отображений в пуракических текстах. Этот итог фукнциональной эволюции последних способен, как нам кажется, пролить свет и на первоначальную цель, вызвавшую к жизни произведения такового рода. Можно представить, что их зарождение Джайнизм: легенды и история 8 глава знаменовало окончание долгого периода в эволюции индийской религии, периода, который в общих чертах может быть охарактеризован как кризис ведизма и брахманизма. Он разъяснялся и внутренними, и наружными обстоятельствами. 1-ые выражались в предельной теоретической разработанности и завершенности ведийской системы; когда более эзотерические пути ее истолкования отыскали уже отражение в традиции упанишад Джайнизм: легенды и история 8 глава, она не открывала более способностей для включения в нее каких-то новых явлений. Всякое изменение в религиозном сознании, обусловленное сдвигами в социальной сфере, должно было выделиться из комплекса ведийских представлений.

2-ой, наружный фактор заключался в распространении на значимые местности индоарийской культуры, что привело к ее контактам с доарийскими племенами и народами Джайнизм: легенды и история 8 глава и обусловило значимое воздействие на нее аборигенных частей. Более приметным следствием брожения в духовной сфере было появление джайнской и буддийской систем.

Этот процесс не ограничивался, очевидно, борьбой классической религии против новых систем: в границах брахманизма обозначились тенденции, не укладывавшиеся в ранее принятые рамки. Они были бы следствием некоего внутреннего Джайнизм: легенды и история 8 глава развития самой «традиционной» религии, включения в нее аборигенных представлений и культов либо попыток приблизить в известной мере омертвевшие догмы к верованиям широких масс и неортодоксальным народным культам. Скорее всего эти причины реально повлияли на процесс, хотя в текущее время, имея перед очами только его результаты, нереально установить, каково был Джайнизм: легенды и история 8 глава первоначальное соотношение меж ними. Во всяком случае, в индийскую религию вошли новые элементы. По справедливому замечанию С. Радхакришнана, «развитие доктрин пашупата, бхагавата и тантрика относится конкретно к этому периоду публичного сдвига». Конфигурации затронули сначала базы мифологических представлении, удалили на 2-ой план ведийских богов и сделали «центром религии Джайнизм: легенды и история 8 глава» Вишну и Шиву. Сюжеты, связанные с ними в более ранешних текстах, были поновой переосмыслены.

Возвышение Вишну и перевоплощение его в верховное божество в особенности ясно выслеживаются по «Махабхарате», большая часть разделов которой относится как раз ко времени дизайна этой новейшей стадии развития индийской духовной культуры. По-видимому, брахманская вершина пробовала примирить Джайнизм: легенды и история 8 глава новые идеи с ведийской традицией, время от времени провозглашая их равнозначными и идиентично старыми, время от времени же утверждая, что последняя доступна только жречеству и высшим слоям общества, а потребность «заботиться» о духовном просвещении других его членов вдохновляет божественные силы создавать другие произведения, не противоречащие ведам Джайнизм: легенды и история 8 глава, но передающие их смысл в облегченной и наименее сакрализованной форме. В «Деви-Бхагавата-пуране», к примеру, не без укрытого намека говорится: «Женщины, шудры и не отмеченные плюсами дваждырожденные не имеют права слушать веды, и только только для их блага были написаны пураны».

О «социальной базе» пуран кратко уже говорилось. Нет Джайнизм: легенды и история 8 глава сомнения в том, что в дошедших до нас текстах проповедуются сначала эталоны и нормы, выработанные варной брахманов. Конкретно последние старались выделить преемственность пуран по отношению к ведам, их связь с жреческим обрядом и надлежащими космогоническими концепциями, конкретно они завлекали брахманы, упанишады, дидактические сюжеты эпоса, стремясь придать этим текстам законченно Джайнизм: легенды и история 8 глава индуистский вид. Другое дело социальные группы, к которым адресовались составители пуран. Развитие брахманизма, включение в классическую религию местных верований и культов, перевоплощение индуизма в обширное религиозное течение безизбежно меняли аудиторию, к которой он был обращен. Индуизм эры пуран, по удачному выражению индийской исследовательницы С. Джаясвал, «держал двери открытыми» для всех Джайнизм: легенды и история 8 глава слоев населения. Более того, создатели сочинений сознательно акцентировали терпимость и в этом смысле даже приемущество пуран по сопоставлению с ведийскими текстами. Вкупе с тем толерантность была ограничена чисто религиозной сферой: индуизм с самого начала был охранителем кастовой неприкосновенности.

Принципиальным моментом в развитии индуистской традиции явилась трансформация системы культовых Джайнизм: легенды и история 8 глава отношений субъекта и объекта. Ведийско-брахманистская эра делала центром обряда жертвоприношение и внешнюю обрядность; позже такая установка была изменена методом эзотерического толкования вед и провозглашением религиозного познания высшей целью адепта.

Следующая эра переносит центр масс на чувственную сторону религии. Бхакти, либо особенная преданность божеству, становится значимой чертой ее во Джайнизм: легенды и история 8 глава времена эпоса, а потом и пуран. В их текстах бессчетное огромное количество раз повторяется идея о том, что никакие наружные обрядовые деяния либо даже хвалебные исходя из убеждений религиозных заповедей поступки не принесут верующему той заслуги, которую дает конкретная чувственная приверженность божеству. В известной мере «религиозная любовь» признавалась Джайнизм: легенды и история 8 глава и ведизмом, но перевоплощение бхакти в центральный элемент вероучения знаменовало принципно новейшую ступень. Объявляя любовь к богу главным методом освобождения от мирских уз, религиозная литература отразила, на самом деле, другой тип культовой практики, в каком место массивной обрядности заняло свободное почитание высшего божества.

Непременно, эти новые тенденции в большей Джайнизм: легенды и история 8 глава мере, чем ведизм, отвечали представлениям и запросам широких слоев общества и были, возможно, близки неким экстатическим аборигенным культам. Совместно с тем новенькая система была очень гибкой, позволяя интерпретировать ведийский синкретизм в неком особенном смысле. Ценность безличного всеобьединяющего божественного начала не повергался сомнению (появился даже особенный термин ниргуна-бхакти, т Джайнизм: легенды и история 8 глава. е. эмоциональное желание к богу, лишенному атрибутов), но любые определенные объекты поклонения были бы допущены в общую систему и почитаемы постольку, так как они вызывали религиозные чувства адептов и тем содействовали их самосовершенствованию. Подобные конфигурации открывали неограниченный простор для поглощения индуизмом местных либо реформированных культов.

Воздействие мыслях бхакти на пураническую идеологию было Джайнизм: легенды и история 8 глава воистину неистощимым, оно продолжало сохраняться и в предстоящем, ярко проявившись, а именно, в почти всех индуистских течениях XIX–XX вв. (Рамакришна, Шри Рамананда и др.).

Значимым фактором формирования идеологии пуран было воздействие тантры. Первоначальное отношение составителей сборников к ней остаются неведомым, но в эру окончательного дизайна текстов тантрические Джайнизм: легенды и история 8 глава идеи вроде бы потоком вливаются в религиозную систему пуран, что сказалось и на структурной организации самих сочинений; потребовалась значимая редакционная работа. Она проводилась 3-мя методами: включением новых разделов, подменой прежних, созданием новых произведений под уже использованными наименованиями. В неких текстах тантрический элемент занял очень огромное место. «Агни-пурану Джайнизм: легенды и история 8 глава», к примеру, допустимо считать и чисто пураническим, и тантрическим сочинением. Основная неувязка состояла в том, чтоб ассимилировать весь этот материал и ввести его в пураническую традицию. При ретроспективном анализе появляется, но, принципная трудность генетического и типологического расчленения индуизма и тантры. Мировоззрение неких ученых относительно буддийских истоков тантризма базируется Джайнизм: легенды и история 8 глава быстрее на традиции, ежели на исторических фактах. Что касается точки зрения об аборигенных корнях его, то схожий подход безизбежно уводит в сторону от исследования определенного явления; вобщем, опровергать возможность воздействия на складывание тантризма как системы и неарийских культов было бы неверным. Хотя он оформляется достаточно поздно, некие черты, близкие ему, выслеживаются Джайнизм: легенды и история 8 глава уже в упанишадах: центральная мысль тантры — отождествление микрокосма и макрокосма, значимая роль сексапильных обрядов, развернутая мантрология — познание и произнесение священных мантр. (Многократные пробы найти эти элементы в ранневедийских текстах не дали сколько-либо определенных результатов. Основная линия ведийской традиции, разумеется, обратна тантризму. Отдельные же личные моменты, скажем магизм «Атхарваведы Джайнизм: легенды и история 8 глава», не являются подтверждением: сходство носит очень общий нрав.) Это позволяет мыслить, что тантризм имел известные корешки в брахманизме. Но при определении тантры как такой мы безизбежно исходим из комплекса представлений, зафиксированного в фактически тантрических сочинениях.

В пуранах уже достаточно ясно вычленяются тантрические элементы, сначала обширное употребление мантр и связанной с Джайнизм: легенды и история 8 глава ними буквенной символики, волшебная техника особых наложений руки учителя на тело ученика (ньяса), применение мудр — ритуально-йогических положений пальцев рук, перечисление разных волшебных диаграмм (янтры и мандолы) и строгие предписания, касающиеся их использования в ритуале. Нужно упомянуть наличие у индуистских богов тантрических атрибутов и перечисление чисто тантрических божеств, нередкие Джайнизм: легенды и история 8 глава ссылки на ритуалы, связанные с местом сожжения трупов и погребальным пеплом, и ритуалы, обладавшие особенной силой, если совершались при дурных предвестиях. По другому говоря, в изучаемых текстах находятся многие катигоричные моменты тантрической практики, хотя они нигде не становятся главными в содержании того либо другого сборника. В Джайнизм: легенды и история 8 глава этом случае «пуранический индуизм» в большей мере показал свою тенденцию к синкретизму, настолько соответствующую для этой религии в разные периоды ее истории.

Из 18-ти махапуран 6 можно считать самыми ранешними и аутентичными, наименее других «размытыми» в процессе поочередных интерполяций. По одному воззрению ученых, перечень раскрывается «Ваю-пураной». Древность ее подчеркивается тем Джайнизм: легенды и история 8 глава фактом, что создателем ее считается бог ветра Ваю, который позже практически совсем утрачивает свою роль. Это, очевидно, не значит, что она избежала участи других пуран, вобравших бессчетные вставки. Так, главы VII–IX, где перечисляются обязанности людей зависимо от юги, содержат ряд исторических данных, относящихся, вне сомнения, к периоду от Джайнизм: легенды и история 8 глава правления Нандов до конца династии Сатаваханов, т. е. всходят ко времени не ранее III в.

Особенностью «Ваю-пураны» является ее связь с культом Пашупати. Может быть, что приверженцы культа, полагавшие сочинение сакральным, не нарушали его аутентичности и в течение долгого периода оберегали от переделок и конфигураций.

«Вишну-пурана Джайнизм: легенды и история 8 глава» в основном, чем какая-либо другая, может считаться нормативным текстом. Заимствования из нее встречаются в других сборниках достаточно нередко, в этом сочинении преломляются главные космогонические, космологические, исторические и религиозно-мифологические представления. По собственному содержанию текст ее полностью отвечает 5 признакам, правда, тут находятся также ряд литературно обработанных легенд и некие чисто вишнуитские эпизоды Джайнизм: легенды и история 8 глава, лишенные, но, духа сектантской нетерпимости.

Сборник распадается на 6 книжек. В первой и 2-ой из их раскрываются классические темы творения и «повторного творения» (совершаемого после катастрофы). Дальше излагаютсякосмогоническая теория индуизма и специфичное для него «деление времени», членящее историю бытия на галлактические периоды. Повествование прерывается философскими отступлениями, характеризующимися доминированием Джайнизм: легенды и история 8 глава мыслях санкхьи, в то же время ощущается воздействие веданты. Вобщем, философская тенденция всецело адаптирована тут к целям передачи мифологических сюжетов, и надлежащие открывки любопытны приемущественно исходя из убеждений использования философского материала в живой религиозной традиции. Примечателен вишнуитский спектр всего текста — Вишну не только лишь выступает определенным объектом поклонения, но Джайнизм: легенды и история 8 глава отождествляется с такими умозрительными понятиями, как пуруша, прадхана, кала. В этих книжках рассказывается также о происхождении первых созданий, передаются обычная космография и мифологические подробности сотворения вед, итихас и пуран (творение священных текстов заходит всюггу в историю становления вселенной).

Особенный энтузиазм представляет 5-ая книжка, полностью посвященная жизни Кришны. Цикл сказаний Джайнизм: легенды и история 8 глава о нем, очень пользующийся популярностью в индийской литературе, находится тут в собственном более ранешном варианте. Более подробный рассказ в «Харивамше» относится, по воззрению известного исследователя Г, Вильсона, к позднему времени; считавшаяся девятнадцатой книжкой «Махабхараты» и рассматривавшаяся время от времени как часть пуранической литературы, «Харивамша» является практически промежным звеном Джайнизм: легенды и история 8 глава меж эпосом и пуранами. Предстоящее развитие темы Кришны наблюдается в «Бхагавата-пуране», ще встречается ряд новых эпизодов.

В отличие от эпических сказаний цикл о Кришне в пуранах оформлялся сразу в определенных религиозно-дидактических целях. Эта особенность присуща и многим другим эпизодам, тематически выросшим из «Махабхараты». Пураны продолжали сначала религиозно-дидактическую линию эпоса Джайнизм: легенды и история 8 глава, исходя из задачки популяризации индуизма в широких слоях населения. В пуранических произведениях о Кришне, отмечают Э. Н. Темкин и В. Г. Эрман в вступлении к книжке «Три величавых сказания старой Индии» (М., 1978), «мы уже не найдем ни безыскусственности и грозной выразительности геройских сцен „Махабхараты“, ни чувственной яркости и богатства Джайнизм: легенды и история 8 глава художественных средств „Рамаяны“. Нельзя сказать, чтоб изложение сказания о Кришне в „Харивамше“ либо „Бхагавата-пуране“ было совсем лишено литературных плюсов. Но санскритские версии кришнаитского эпоса создавались в преддверии либо уже в эру упадка древнеиндийской традиционной культуры. Для создателей их художественный элемент подчинялся, непременно, задачкам религиозной пропаганды; в Джайнизм: легенды и история 8 глава согласовании с этим и обрабатывался материал народных сказаний, утративших. в значимой мере свои извечные черты».

Невзирая на то что «Вишну-пурана» завлекала к для себя внимание огромного количества исследователей, датировка текста продолжает оставаться предметом острых споров. Основное ядро монумента оформилось, по-видимому, в I–II вв., но отдельные Джайнизм: легенды и история 8 глава отрывки, связанные с политической историей, содержат намеки на образование державы Гуптов, т. е. появились не ранее IV–V вв.

Особенное место в литературе пуран занимает «Маркандея-пурана». Основная ее особенность состоит в том, что нарративный элемент оказывается в ней преобладающим: передается огромное количество легенд и литературно обработанных архаических легенд Джайнизм: легенды и история 8 глава, но отсутствует тенденция к возвеличиванию 1-го из индуистских божеств либо святынь — черта, позволяющая именовать это произведение одним из менее сектантских в пураническом цикле.

Построение его не свидетельствует о каком-либо разработанном плане. Начало повествования показывает рвение, свойственное и для составителей других сборников, — примирить идеи развитого индуизма с некими мифологическими сюжетами более Джайнизм: легенды и история 8 глава ранешнего времени, существо и мораль которых оказались уже неприемлемыми. Мудрец Джаймини, ученик Вьясы, задает риши Маркандее несколько вопросов: почему отпрыск Васудевы родился человеком? Каким образом Драупади стала супругой 5 братьев Пандавов9 Как мог Баладева искупить величайший грех убийства брахмана? Почему сыны Драупади были все таки убиты, хотя Кришна и Арджуна помогали Джайнизм: легенды и история 8 глава им? Потом эта начальная линия дробится, и в конечном счете действие уходит далековато в сторону. Вобщем, четыре вопроса получают ответ (он позже пропадает в огромном количестве вставных эпизодов), так что брахманические и эпические сюжеты оказываются примиренными с позднейшими представлениями.


dzhenni-robert-rivera-amanda-trevis-govard-i-pauk.html
dzhentlmen-udachi-scenarii-konkursnaya-programma-k-23-fevralya-32-scenarij-krossvord-i-zagadki-k-23-fevralya-34.html
dzherald-darrell-referat.html